Андрей Чохов — русский пушечный и колокольный мастер, литейщик, автор знаменитой Царь-Пушки

Достижения Андрея Чохова
• Стал признанным мастером, делавшим пушки для самого государя;
• Внес вклад как в российское, так и в зарубежное литейное дело;
• Создал пушку и колокол, одни из самых больших в мире;
• Три десятка лет руководил Пушечным Двором в Москве.

Даты из биографии Андрея Чохова
• Родился в 1545 г. ;
• С 1568 г. начал самостоятельно лить пушки;
• В 1586 г. создал самую большую на тот момент пушку;
• В 1589 г. отлил свой первый колокол по заказу государя;
• В 1594 г. отлил знаменитый колокол «Лебедь»;
• В 1600 г. создал «Успенский» колокол;
• В 1621 г. Создал несколько колоколов в соавторстве с И. Максимовым;
•В 1622 г. Отлил свой последний знаменитый колокол «Реут»;
• В 1629 г. скончался в возрасте 84 лет.

Интересные факты
• Несколько творений мастера по сей день находятся в Кремле, поражая посетителей своими габаритами;
• Перелил самый большой колокол в возрасте восьмидесяти лет, выступая консультантом процесса;
• Самый большой колокол мастера требовал около десятка людей для его раскачивания;
• Даже при литье колоколов подписывал свои изделия как пушечный мастер, так как считал именно литье пушек своим основным призванием;
• Почти всем своим колоколам и пушкам давал имена;
• Практически все свои изделия тщательно украшал;
• Щедро делился секретами мастерства с учениками, чем развил литейное дело до высокого уровня.

Маленький Андрюша родился в семье торговца Чехова (фамилия пошла от прозвища «Чех», которое носил отец Андрея. Можно предположить, что это национальная принадлежность. Сам же Андрей на своих шедеврах подписывался и фамилией Чехов) в Курской губернии в 1545 году. Дом стоял на реке Реут. Примерно в десятилетнем возрасте Андрея отдали на Московский Пушечный двор, в услужение знаменитым в то время мастерам Кашпиру Ганусову (немецкому литейщику) и Степану Петрову.
В то время отливка орудия представляла собой сложный и многоступенчатый процесс. Она начиналась с изготовления деревянного макета будущего орудия, на поверхности макета мастер вырезал орнамент, который в будущем украшал ствол пушки. Затем деревянный макет обмазывали толстым слоем глины, в которую добавлялся навоз. Когда глина высыхала, дерево удаляли. Полученную литейную форму размещали в специальной яме. В середину формы опускали сердечник — бревно, обмазанное глиной с навозом. Тогда начинался длительный процесс отливки. Поскольку чугун быстро остывал, орудие отливали в несколько этапов. Когда отливка остывала, ее поднимали из ямы, освобождали от глины и располагали на специальных козлах. Теперь предстояла самая тяжелая часть работы. Поверхность орудия освобождали от дефектов, а внутренний канал ствола шлифовали, добиваясь ровной поверхности. Обычно литейный мастер руководил работой, которую выполняла группа подмастерьев и учеников. Такую работу и выполнял Чохов в начале своей карьеры: шлифовал, таскал дрова, воду, подавал инструменты и материалы. Однако, благодаря своей активности, старанию и любознательности, Чохов смог пойти дальше. И через какое-то время стал учеником Ганусова, который передавал ему свои знания и опыт. Под его руководством Чохов выполнил свою первую работу — отлил несколько пищалей для размещения на стенах Смоленского кремля. Тогда же он получил и свою первую награду — деньги и кусок материи.
Первые работы Чохова были сравнительно небольшими отливка¬ми, первой пробой начинающего мастера. Ученики-литейщики по окончании учебы получали задание отлить на пробу небольшую пушку, ядром 3—5 гривенок (фунтов). Что и делает с успехом Чохов.
В 1566 г. Ганусов умер, и Чохов был назначен на его место. Первым делом он провел реконструкцию Пушечного двора, добился строительства второй литейной печи и расширения территории для устройства еще одной литницы (выкопанной в земле ямы, в которую устанавливалась форма для отливки пушки). У Чохова также появились свои подмастерья и ученики. Его имя появляется в литых надписях на орудийных стволах, зафиксированных в Описной книге Смоленского пушечного наряда 1570 года. Надписи гласили, что эти стволы «делал Кашпиров ученик Ондрей Чохов».
Пушечный мастер того времени должен был быть специалистом широкого профиля. В его обязанности входили: самостоятельная разработка конструкции пушки, подготовка формовочного материала и изготовление формы, приготовление сплава, отливка пушки и, наконец, стрельба из своего орудия. Недаром летопись так характеризует одного из пушечных мастеров: «…также и пушечник оный нарочит, лити их и бити из них и колоколы, и иное все лити хитро вельми». О зрелости мастерства Андрея Чохова свидетельствует пушка 1577 г. под названием «Единорог» со следующей надписью: «Повелением царя Ивана Васильевича зделана сия пищаль Инрог лета семь тысяч восемьдесят пятого (1577 г.), делал Андрей Чохов».
С 1590 года Чохов занимает ведущее положение среди московских литейщиков.
Несомненно, за время царствования Ивана Грозного Андрей Чо¬хов сконструировал и отлил большое количество пушек, но, к сожалению, они почти не сохранились, что лишает нас возможности проследить постепенный рост мастерства этого замечательного самородка, об огромном таланте которого говорят образцы его творчества, созданные в царствование Федора Ивановича, и в особенности его знаменитая Царь-пушка. «Царь-пушка или Дробовик — «длина 71, 2 аршин, весом 2400 пу¬дов, отверстие 1 аршин 4, 75 вершка, вес заряда 30 пудов». (Аршин = 16 вершкам = 72 см. Вершок = 4, 5 см)». Для ее перемещения с Пушечного двора на Красную площадь потребовалось 200 лошадей.
Эта огромная, 40-тонная пушка отличается тщательной и изящной отделкой. Она представляет собою единственную в своем роде отливку, свидетельствующую о смелости автора как изобретателя и конструктора и его непревзойденном мастерстве как литейщика. Ствол Царь-пушки, отлитый из высококачественной бронзы, имеет коническую форму. Вся поверхность ствола украшена литыми фигурными фризами, орнаментальными поясами и надписями. Знаменитая Царь-пушка, один из редких памятников русского литейного искусства, установлена на Ивановской площади Кремля, рядом с памятником архитектуры XVII века — церковью Двенадцати апостолов.
Создание Царь-пушки было, безусловно, важным этапом в работе выдающегося мастера. Но вслед за этой работой Чохов проводит еще целую серию отливок, каждая из которых заканчивается созданием уникальных пушечных стволов, замечательных по своим техническим и художественным качествам.
Важнейшей отличительной особенностью орудийных стволов, отваливавшихся русскими мастерами в XVI-XVII веках, являлась их великолепная художественная отделка. Андрей Чохов украшал свои творения богатейшими орнаментальными композициями из трав и цветов, а также надписями. Во многих случаях стволам орудий придавали оригинальную форму — иногда их делали в виде свитков, поверхность украшали фигурными поясами-фризами, накладными рельефными изображениями людей, животных и птиц.
Две пушки московского мастера находятся в Швеции в замке Грипсгольм. Попали они туда в результате Ливонской войны со шведами.
Литьем колоколов Андрей Чохов стал заниматься в силу обстоятельств. В 1590-х годах царь Борис Годунов (1598 — 1605) замыслил большое церковное строительство. Для новых храмов нужны были колокола. На Пушечном Дворе не было более опытного мастера, чем Чохов, поэтому ему и была поручена работа по отливке колоколов. Мастер со всей серьезностью подошел к этому заданию. И стал постигать литье колоколов. В итоге, известно 10 «чоховских»колоколов. Первый был отлит в мае 1589 года в «дом Покрова Пресвятой Богородицы и Михаила Архангела повелением р.б. Лариона Мартемьянова сына» (в начале 20-го века он висел в Московском Кремле).
В 1594 году по заказу Бориса Годунова (тогда еще конюшенного) для Троице-Сергиева монастыря отливается благовестник «Лебедь» весом 625 пудов (10 тонн). Для того же монастыря в 1598 году льются колокола по заказу «чернеца Варсонуфея Екимова» и большой благовестник по заказу царя весом 1850 пудов (30 тонн), получивший в дальнейшем название «Годуновский».
В 1600 году для Успенского собора Московского Кремля по заказу Бориса Годунова отливается (по некоторым данным, перелит из колокола весом 2200 пудов, отлитого в 1550 году Кашпиром Ганусовым) самый большой колокол того времени весом 2450 пудов (40 тонн), получивший в летописях название «Успенский», «Царский» или «Царь-колокол». Это был поистине самый тяжелый колокол в Европе, но не во всем еще мире. Подвешен он был на специальной деревянной звоннице на Соборной площади Московского Кремля, где он провисел до 1627 года. Из-за своего повреждения в том же году он был перелит под присмотром Андрея Чохова, которому было уже около 80 лет. Вес нового колокола был чуть больше предыдущего, диаметр — 3,5 метра, высота — 2,5 метра. После очистки он был установлен на Успенской (Петрока Малого) звоннице Московского Кремля, примыкающей к колокольне Ивана Великого. Раскачивали его язык 10 человек. Впоследствии этот колокол переливался в 1701, 1760 и 1819 годах с доведением его веса до 4000 пудов (65 тонн). В настоящее время он висит на той же Успенской звоннице.
Чохов не перестает лить колокола до самой старости. В 1621 году под его руководством мастером Игнатием Максимовым, сыном Шпилина, отливаются 4 колокола на колокольню Ивана Великого, один из которых весом 100 пудов под название «Глухой» висит там до сих пор. Последний из известных нам чоховских колоколов изготовлен в 1622 году под названием «Реут» путем переливки старого 1000-пудового колокола, отлитого в 1550 году иностранным мастером Обракером.
Более 30 лет Чохов был техническим руководителем Пушечного Двора и числился в ведомостях по выдаче жалования под номером 1. Царь ценил мастера и щедро вознаграждал его за отменно выполненную работу.
Умер Андрей Чохов в возрасте 84 лет, что для тех времен считалось огромным возрастом. Люди в среднем жили по 40-45 лет. Шестьдесят лет своей жизни Чохов отдал работе в Пушечном дворе.
По воспоминаниям учеников, великий мастер обладал редкими человеческими качествами. Всегда делился своим мастерством и давал полезные советы. Благодаря его опыту, переданному многочисленным ученикам (среди них знаменитые пушечные и колокольные литейцы: Проня Фёдоров, Кондратий Михайлов, Григорий Наумов, Алексей Никифоров), стали возможны прославленные достижения русских литейщиков в XVII-XVIII веках.

Жанна Васильева

Оставить комментарий